Случайные мысли на тему Хичкоковского Psycho

Я часто сбиваюсь с дороги когда веду машину, даже если маршрут хорошо изучен. Вот уже четыре года живу здесь, но не могу без приключений добраться в аэропорт, хотя ездил туда десятки раз. Недавно, например, заблудился дважды за одну поездку: по дороге туда и по дороге обратно.

В кинотеатре, у меня похожие трудности: уследить за развитием сюжета мне так же нелегко, как и за дорогой… Никогда не понимал людей, которые закрывают уши, как только речь заходит о новом фильме, которые они собираются посмотреть. Я наоборот напрягаю слух, надеясь уловить намек на какой ни будь важный поворот сюжета, который скорее всего упущу, когда окажусь в кинозале. Похоже меня слишком увлекают детали ландшафта и я готов променять знание того, кто оказался главным злодеем, на возможность разглядеть прохожего у витрины магазина, который случайно попал в кадр.

Но, в хорошем кино случайностей не бывает. Каждая минута киновремени стоит слишком дорого, что бы быть потраченной впустую. Именно поэтому я так люблю пересматривать фильмы по несколько раз. После первого просмотра, можно расслабиться и не волноваться об опасности проскочить какой ни будь поворот сюжета. От кино, в этой точке моего развития как киномана, я жду только возможности покопаться в деталях. Мне не нужны острые ощущения от незнания сюжета – их мне хватает в жизни. Collapse )

Старые записи

Соскучился по старым записям.

День прошел просто. Проснулся рано (шесть часов десять минут), выпил стакан чая (черный, индийский, ahmad), вышел из дома. Вспомнил, что велосипед (specialized expedition) вот уже две недели как украли (police report P09-5338) и на работу придется ехать на машине (honda civic 1998). К двенадцати вернулся, сделал бутерброд (песто из базилика, помидор, сыр моцарелла). Заварил чай (зеленый, китайский, bentley's), посмотрел серию Сайнфелда (8ой сезон, эпизод the yada yada). Потянуло на сон, но спать не лег, а стал варить плов с курицей. Нарубил лук, морковку, чеснок, oбжарил в оливковом масле со специями (турмерик, кумин, кориандр). Две чашки риса, четыре воды. Стало жарко, пошел гулять. Сидел у ручья, смотрел на воду. Вода бурлила, почти выплескивалась из русла. В горах начал таять снег. Вернулся домой тихим и смирным. Не поленился и достал коробку со старыми компактами. Налил на палец виски (glenlivet), поставил Боба Марли (exodus, 1977 island records) и стал слушать.

Чашка

На днях сидел в "Чашке", листал газету, а за высоким столиком у двери, спиной ко мне сидела высокая стройная женщина. У нее были длинные черные волнистые волосе и очень худая спина. Она говорила по мобильному телефону. Слова разобрать было невозможно, но речь шла о чем то очень для нее важном, о чем-то очень волнующем: в разговоре принимало участие все ее тело. Она размахивала свободной рукой так что казалось вот-вот опрокинет большущую белую чашку и стакан с водой. Она елозила на стуле, а через складку в джинсах выглядывали верхушки ягодиц. Посетители бросали беспокойные взгляды.

Это продолжалось довольно долго. Под ее разговор я прочитал большую статью о только что открывшемся музее современного искусства (ага, значит этот стеклянный куб, который я видел на выходных, и есть музей), анонсы кинофильмов (нужно посмотреть новый фильм Вес Андерсона, говорят там какая-то очень эротичная сцена с Натали Портман), несколько страниц объявлений рекламирующих восточный массаж (интересно, речь действительно идет только о массаже?), и наконец собрался уходить.

Проходя мимо нее я позволил себе обернуться. Никакого телефона у нее в руках не было. Она была глубокой старухой, совершенно сумасшедшей, со сморщенным выгоревшим лицом.

Gypsy Caravan

Вчера посмотрел отвратительный документальный фильм о музыке цыган (When the Road Bends: Tales of a Gypsy Caravan). Его создатели по всей видимости задались целью сделать еще один Buena Vista Social Club и им это, к сожалению, удалось; именно по этой причине фильм производит впечатление подделки. Такие фильмы делаются для некого абстрактного несуществующего зрителя, зрителя без эмоций, зрителя всегда готового засмеяться или заплакать по первому сигналу, зрителя идущего в кино с единственной целью – подтвердить свои стереотипы. Персонажи Gypsy Caravan изо всех сил стараются быть в точности тем, что такой зритель ждет. Они без умолку трещат о глупостях вроде национальной гордости, притеснениях, музыке как единственной отдушине и тому подобным банальностях место которым в пропагандистских памфлетах, а не в кино. Вся эта до смерти избитая чепуха к большому сожалению пущена поверх очень неплохой музыки, таким образом лишая фильм последнего шанса на спасение: ведь именно музыка должна была стать его главной движущей силой. Несколько разряжает массированную атаку стереотипщины транс-гендерный индус Хариш, тот которой танцует танец на коленях в женском сари, но один в поле не воин и его усилий не хватает что бы спасти этот бесполезный фильм.

Dead Man

Мы говорим не то что думаем, но надеемся что будем поняты, думаем не о том о чем хотели бы думать, но верим в интуицию, хотим думать не о том о чем следует, но надеемся что решение будет найдено. Я лично предпочитаю такую чепуху разговорам об эзотерике, красоту звучания слова его значению, непосредственный смысл притчи ее интерпретации. Читая книгу, я не задумываюсь об истине, или, еще хуже, об истинных намерениях автора. В конце концов истина скорее всего скучна и банальна, а автор – человек, такой же как и все другие. В кино меня забавляет игра света и тени, а вопрос о том почему индеец из Dead Man назвался Джонни Деппу так же как Одиссей циклопу Полифему кажется мне не более важным чем вопрос о том на что больше похоже вон то облако в небе – на гиппопотама или танк. Впрочем облака у нас здесь редкость.

Фильм Джармуша, смотрел в три присеста. Понравились:

- Припев о табаке (Do you have any tobacco? I don't smoke). Обычный табак, от многократного упоминания превращается в объект мифических размеров, чуть ли не чашу Грааля.

- Громовые раскаты гитары Нил Янга.

- История лже-Вильям Блейка, прибывшего из старого света, на дикий запад, прошедшего там странную инициацию, и отправленного назад через океан. В процессе инициации, он меняет оружие свое основное оружие – слово, на револьвер.

Все светится

Мир поскучнел, потускнел от налета рутины, блеск мироздания не разобрать под толстым слоем пыли повседневности. К счастью есть несколько простых рецептов, вы удивитесь насколько они просты.

Нужно всего лишь не поспать ночь, или хотя бы уменьшить время сна до двух-трех часов, а утром встать и смыть сонливость чашкой черного кофе без сахара. И тогда мир заиграет давно забытыми мультяшными красками, засверкает как вынутый из ножен самурайский меч.

В пятницу до полуночи слонялся по городу. El Chapultepec оказался забит до отказа, это я понял еще издалека, когда увидел прохожих заглядывающих в окна и гурьбу курильщиков у входа. Я даже не пробовал войти и двинулся дальше по Рыночной улице. Дул сильный ветер и городской мусор – старые газеты, бумажные стаканчики с зеленым гербом 'старбакса', обрывки афиш – висели в воздухе как пузыри в желе. Между ними нужно было лавировать; между ними, и между постоянно переходящими улицу бойз, в голубых джинсах и белых рубашках навыпуск, влекущими куда-то своих голоногих девиц.

Битком набитые бары постепенно сменились ломбардами, уже закрытыми (на окнах решетки, на дверях навесные замки), но с горящим внутри ярким, как в операционной, светом. На столах и полках там были разложены отталкивающе бесполезные вещи, изношенные и неизлечимо больные: бум-бокс без одной колонки, кофеварка с треснутым чайником, велосипед без сиденья. Были мимолетные контакты: парочка (она выше его на две головы, он – шире) что-то выспрашивала, может быть даже дорогу в аэропорт, и я отвечал, не совсем даже разбирая, что именно им нужно. Еще другой, в штанах заляпанных белой краской, объяснял, что обе правящие партии – одно и тоже дерьмо и что первая женитьба не так уж важна, но вторая – с тобой навсегда.

Потом до четырех сидел у Марка, смотрел Eternal Sunshine of the Spotless Мind. К средине выяснилось, что все присутствующие его уже видели, и фильм испугался и пошлепал на задний план, стал фоном. Дома читал Хари Потера. В восемь утра уже жарил омлет с сыром и пил черный кофе.

Снег в горах еще никогда не был таким ярким, а небо таким синим. Собрал стакан шиповника и горсть каким-то чудом уцелевшей малины. Рано лег спать.

Выборы

Ходил в кино смотреть Выборы 2 Джонни То. За ходом сюжета уследить не удалось хотя старался очень, принимая во внимание печальный опыт предшественника, в котором в течении двух-трех сцен вводится хороший десяток действующих лиц (и пяток выводится методами различной степени зверскости и изощренности). Отвлекся на несколько секунд что бы протереть очки, а когда стал смотреть опять, кого-то очень важного для понимания сюжета уже обматывали клейкой лентой, запаковывали в мешок, и бросали за борт (дело почему-то было на яхте). Тем не менее запомнились две сцены.

1. Лок, председатель триад, рыбачит с одним из своих подопечных. Подопечный рвется к власти и даже вскользь высказывает мысль, что мог бы стать вторым председателем. Зрители нервно смеются памятуя, какая участь постигла гангстера по имени Большой Д. в предыдущей серии, когда он заикнулся Локу о чем-то подобном (был бит кирпичом по голове, пока не треснул череп; жена удушена поленом). Лок тоже смеется, продолжая следить за поплавком, скорее как один из зрителей, чем как актер.

2. Агент китайской спецслужбы сообщает Джимми (и почему у этих гонконговских гангстеров имена как у джазовых музыкантов – сэмми, джонни, денни?), что триады, которые Джимми только что возглавил, теперь будет работать у китайцев под "крышей". Джимми нервничает, не соглашается и в сердцах заезжает агенту по челюсти. Агент не реагирует и Джимми приводит тот же аргумент по второму разу, потом по третьему. Агент сплевывает, возможно выбитым зубом, а Джими падает, как будто бил не он, а его.

Kое-что интересное все же было.

Концепция

Думаю самая замечательная черта хорошего блога – его спонтанность, ощущение сиюминутности происходящего. Чтение такого блога ближе всего к диалогу, будь это диалог с читателем или самим собой: одна реплика, другая, неожиданный поворот, и вдруг открывается невероятный ландшафт о существовании которого никто из собеседников и не подозревал. Как писал Марк Аврелий, низшие существа созданы для высших, а высшие – для общения с друг другом.

Именно такие качества я постараюсь положить в основу этого журнала. Мне бы хотелось, что бы заметки в нем скорее напоминали документальное, чем художественное кино, возможно последний выпуск новостей, или даже трансляцию футбольного матча. Важная оговорка: что бы журнал мог по праву считаться живым, я оставляю за собой право редактировать любую из заметок помещенную в нем, независимо от того датирована ли она прошлым месяцем или этим часом. Костяк, суть событий, будет константой – в живом теле всегда присутствуют установившиеся навсегда элементы. Внешние же атрибуты заметок видимо будут меняться, приобретать дополнительные оттенки, обрастать новыми подробностями.